Арсений Хацей: «На адреналине не чувствовалось волнение»