Владимир Яковлев о духовности и Кастанеде